Сегодня – последний день января, и завтра начнется последний и самый короткий зимний месяц. А это значит, что отопительный сезон, перевалив за свою середину, теперь стремительно несется к своему финишу. Он был непростым по разным причинам, но главной из них стало то, что Газпром выпилился из спотового рынка напрочь, и Кремль впервые в полную силу задействовал свое газовое оружие. Что характерно, случилось это ровно таким образом, как это уже столько лет подряд описывали Украина при Порохе, США, Литва, Польша и просто десятки профильных экспертов. Удар нанесен в отопительный сезон для достижения максимального ущерба Европе.

Как известно, научный подход изучения реальности содержит теоретическую и практическую части, отсюда следует, что теория подтверждается или опровергается практикой. А вот до начала отопительного сезона было две общих теории относительности, в плане РФ как поставщика газа на европейский рынок. Первая теория – тевтонская, состояла в том, что Москва – надежный поставщик газа и главная опора энергетической стабильности Европы.значит, что отопительный сезон, перевалив за свою середину, теперь стремительно несется к своему финишу. Он был непростым по разным причинам, но главной из них стало то, что Газпром выпилился из спотового рынка напрочь, и Кремль впервые в полную силу задействовал свое газовое оружие. Что характерно, случилось это ровно таким образом, как это уже столько лет подряд описывали Украина при Порохе, США, Литва, Польша и просто десятки профильных экспертов. Удар нанесен в отопительный сезон для достижения максимального ущерба Европе.

Вторая – украино-американская, отталкивалась от того, что Москва стремится создать максимальную зависимость Европы от российского газа для того, чтобы в определенный момент – парализовать Европу и в этот момент добиться своих стратегических целей, причем – целей отнюдь не хороших для Европы. В общем, вторая теория подтверждалась пусть и не косвенной, но все же – практикой. Она была основана на том, что Москва, на момент строительства своих морских газопроводов, банально не имела такого количества газа, чтобы мощностей имеющихся газопроводов не хватило для его прокачки.

Правда, в Германии это не воспринималось как существенный аргумент, поскольку там верили в россказни Путина о том, что Украина может перекрыть газопровод, чего так ни разу и не случилось. Более того, даже во время активной фазы войны с РФ, Украина этого не сделала. Даже намека на это ни разу не было. Но у фрау Меркель были свои аргументы, которые она никому не предъявляла, чтобы не сесть. И вот эти аргументы теперь известны всем, а наиболее убедительно они звучат из первоисточника – прессы РФ.

«Газпром экспорт» не возобновляет продажи газа в Европу на своей электронной торговой платформе (ЭТП) и вновь не запланировал торговых сессий с 31 января по 4 февраля. Это следует из календаря торгов, который размещен на сайте компании. Таким образом, последние торговые сессии на ЭТП «Газпрома» были проведены три месяца назад – в начале ноября 2021 г. Как следует из данных «Газпром экспорта», последние сделки на ЭТП были заключены еще раньше – более 3,5 месяцев назад – 13 октября 2021 г., и с тех пор данные о продажах газа на площадке отсутствуют».

Вот так действует российское газовое оружие и все те, кто сейчас топит за его усиление, а именно – «Северный поток – 2», в общем-то уже являются либо дураками, либо преступниками, а для того, чтобы отделить одних от других должны проводиться расследования. Только в Германии такое вряд ли может произойти в обозримой перспективе. Там большая часть политикума считает, что СП-2 – полезный проект и более того, даже российские шпионы – порядочные и полезные люди. Да, шпионят они в пользу Москвы и что? Полученные из Кремля деньги они все равно тратят в Германи, а это ли не бундес интересно? Фрау Меркель – в курсе.

Собственно говоря, здесь речь идет о том, для чего действительно все это делалось. Поставки газа в Европу осуществляются по двум совершенно различным моделям, контрактной и спотовой. Первый вариант нужен именно Москве и вот почему. Контракты заключаются на много лет вперед и это дает Москве гарантированный рынок сбыта. Условия контракта составляются таким образом, чтобы для клиента вход был рубль, а выход – два.

Фокус в том, что Москва добивалась подобных результатов «мытьем и катаньем». Будучи крупнейшим поставщиком газа в Европу, Газпром банально навязывал драконовские условия контракта под простым предлогом: либо ты ставишь свою подпись под моей бумажкой, либо ищи себе другого поставщика. Это очень похоже на форму договора присоединения, которую имеют кредитные договора с банком. Если хочешь получить кредит – принимаешь все условия, без права что-то в них менять. Если тебя что-то не устраивает, ты просто разворачиваешься и уходишь в другой банк. Но в случае с газом особо уходить было некуда и это как раз и есть факт злоупотребления монопольным положением.

Лайт версию газовой войны Украина испытала на себе в Стокгольмском арбитраже, когда Газпром выставил иск почти на 60 миллиардов долларов за то, что Украина отказалась покупать российский газ. Если бы в то время у власти была зелень, которую до сих пор поддерживает безголовая публика, она бы уже все профукала и по сути – загнала бы Украину в газовую кабалу Москвы. Но тогда удалось отыграть ситуацию и суд как раз встал на позицию Украины потому, что Газпром злоупотребил своим монопольным положением. Все это вытекало из положений самого контракта.

То есть, начало газовой войны было положено намного раньше, просто Европа не хотела осознать, что это было. На самом деле, это как раз и сработала газовая удавка, только в самой ее мягкой форме. Мало того, что Украина отстояла себя от вооруженной агрессии, но и послала Газпром с его контрактом куда подальше. Этот прецедент Москва была обязана парировать, поскольку рушились основы ее монополии, но не получилось. А Польша, воспользовавшисьнашим опытом, поставила контрольную точку на этой эпопее.

И в Москве стало очевидно, что этот способ контроля монополии уже не актуален, поскольку используя прецедент Украины, его долгосрочные договора будут оспаривать все, кто решит спрыгнуть с газовой иглы на спот. А 2020 год показал, что «труба» не обязательно дешевле спота и что этот инструмент может стать гвоздем в гроб Газпрома. Поэтому действенным остался только «пряник», а именно – коррупционные механизмы присаживания на контракт.

На месте правоохранительных органов стран, которые только что заключили долгосрочку с Газпромом, я бы искал коррупционные корни. Думаю, что их там очень легко найти по растущим расходам определенных чиновников. Если бы в Германии поступили бы именно таким образом, думаю, что высший эшелон власти там пережил бы самую крупную ротацию в своей истории. Но как видим, это действует и сейчас, а первых лиц Венгрии либо Сербии можно было бы паковать прямо на рабочем месте. Ошибок там бы не было.

Однако пряник без кнута это все равно, что пиво без водки, у алкашей – деньги на ветер. Ведь не секрет, что происходит с аппетитом во время еды и если нечем приструнить прикормленного пациента, то рот у него будет раскрываться все шире. Это прекрасно знают те деятели в Украине, которые начали подвывать на тему «прямых контрактов» с РФ. Баба Юля может лекции читать по поводу того, насколько эти контракты могут наполнять карманы. А если она, как ранее судимая по этим делам, продемонстрирует скромность, то имеется еще товарищ Бойко, хорошо владеющий темой.

Но и первая, и второй работали в условиях, когда именно Кремль диктовал условия игры, а топырить карманы и пальцы было себе дороже, поскольку товарищ Лёша Миллер за спиной держал кнут, применение которого было зашито в тело контракта. А вот когда те остались не у дел, все переменилось. В Стокгольме Москва вытащила свой кнут, но Украина засунула этот предмет ей так глубоко, что та до сих пор не утратила ощущение удивления глубоко внутри своего сознания. Поэтому продолжение игры требовало показать, что есть еще один кнут, куда более жесткий.

Уход со спота как раз и стал этим самым кнутом или «газовым оружием», в который не хотела верить Меркель и не хочет верить Шольц. О Шредере – просто помолчим. Цены на споте взлетели именно потому, что Газпром там присутствовал с 2018 и усыпил бдительность европейцев, которые лениво смотрели за боданием Украины, США, Польши и Литвы – с одной стороны, а с другой – РФ, Германии, Франции и частично – Италии, с другой. Все это продолжалось до тех пор, пока газ не подпрыгнул в цене более чем в 20 раз с лета 2020 года. А теперь, по тому поводу российские СМИ пишут такое:

«Заместитель председателя правления «Газпрома», генеральный директор «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова говорила ранее, что компания не может дать ориентиры по срокам и объемам выставления дополнительных объемов газа на своей ЭТП».

И тут надо понимать, что этот, второй сценарий, показал нечто такое, что указывает на явное наличие и третьего сценария – ультимативного. Он является самым опасным для Москвы и это там понимают. Поэтому его припасли на самый крайний случай. Безусловно, речь идет о полной остановке поставок газа в Европу. Здесь важно вспомнить то, чем аргументировала Москва выход со спотового рынка.

Сначала речь шла об аварии на газоперерабатывающем заводе в районе Уренгоя. Поскольку это место находится в глубине территории РФ и в мало заселенной местности, то никто не может сказать наверняка, была ли авария или нет, но долгая эксплуатация этой темы вызвала бы подозрение и пришлось переходить на план «Б» – необходимость закачки газа в собственные ПХГ. Однако и эта тема уже давно протухла.

Просто заметим, что все эти «аварии» и прочее действительно никак не отразились на контрактных поставках. Но если случается крупная авария, газ просто не идет, не разделяя его объемы на контрактные и спотовые. Тут можно возразить, что в таком случае газ могли поднимать из ПХГ, а не с завода. Но его можно было поднимать и на спот. С другой стороны, закачка в свои ПХГ не может продолжаться до февраля месяца, поскольку это делается с середины весны по середину осени, но никак не в отопительный сезон.

Все это дает основания полагать, что Москва обкатала вот такие пояснения не для этого, конкретного случая, поскольку де-юре, Газпром действительно может поставлять газ сверх контрактных объемов, а может этого не делать. Но если он прекращает эти поставки внезапно и при этом – крутит кормой в том плане, что если вы сядете на контракт, то газ тут же появится – убивает его репутацию. Как убивает репутацию и то, что Кремль обещает вернуться на спот, как только ему позволят качать газ по СП-2, который уже давно заполнен газом.

На самом же деле, Кремль просто изучал реакцию Европы на «отмазки» об аварии, а также – на слова о необходимости закачивать свои газохранилища. Европа не отреагировала как-то особенно явно и похоже на то, что в Кремле поставили галочки напротив этих вариантов, как рабочих. И теперь, если Путину захочется пустить свое последнее газовое оружие, Москва может заявить о крупной аварии на магистрали или газовом заводе, после чего перекрыть и контрактный газ.

Этот вариант уже просчитали в Вашингтоне и более того, там намереныпродемонстрировать свою контр-игру. По крайней мере, сегодня в Вашингтон прибывает эмир Катара именно по поводу того, чтобы серьезно выйти на европейский рынок газа. Об этом уверенно пишет арабская пресса и скорее всего, поздно вечером будет какая-то информация по итогам встречи.

Надо заметить, что Катар, наравне с Бахрейном, является одним из самых надежных партнеров в регионе. Если в Бахрейне расквартирована база Пятого оперативного флота США, то в Кувейте находится крупнейшая база ВВС. И дело даже не в ее размерах или других характеристиках, а в том статусе, который она имеет. Штаты не раз использовали ее в самых сложных ситуациях и в отличии от Германии, которая при малейших сложностях ставила и ставит палки в колеса своему союзнику, с Катаром этих проблем нет.

Чтобы понимать, насколько плотны и надежны отношения США и Катара, следует отметить лишь один недавний эпизод. Во время эвакуации американских войск из Афганистана, плечо их вывода должно было иметь короткий вид. Вряд ли можно было бы перебросить войска в такой короткий срок из Афганистана непосредственно в США. И вот база ВВС в Катаре стала опорным пунктом, куда и осуществлялся этот вывод.

Поэтому есть большая вероятность того, что переговоры окажутся удачными и президенту Байдену таки удастся сформировать коалицию, которая сможет заместить если не все поставки газа РФ в Европу, то по крайней мере – критическую их часть. Более того, на фоне газового кидка, который не поставил Европу на колени, но показал истинное лицо Кремля и Газпрома всем, даже не совсем негативно настроенным против РФ, необходимость дистанцирования от ненадежного и агрессивного поставщика стала очевидной.

И вот что удивительно, ситуация складывается так, что с Москвой даже бодаться не нужно, она сама себя выпиливает из этого рынка. В этом случае, можно не сомневаться, что большую часть этой пустоты заполнят именно американцы. Оппонентам и тем, кто может поднять вой об американской экспансии на газовый рынок, даже крыть будет нечем, поскольку Москва сама ушла. А вой таки будет, поскольку привыкшие кушать с путинской ладошки попадут в период ломки, а она всегда вызывает дикий вой.

 

 

от Integral

Добавить комментарий